ГОЗ - мониторинг

Авторизация

Логин:
Пароль:

Поиск

Глазами флота: какие катера и лодки нужны ВМФ
Тема: Промышленность, Статьи

Журналисты Mil.Press FlotProm опросили командиров кораблей и капитанов судов российского флота и выяснили, каковы основные требования моряков к небольшим катерам: командирским, разъездным, спасательным и водолазным, а также к лодкам для спецопераций. Эксперты озвучили необходимые параметры мореходности, скорости, пассажировместимости и грузоподъемности, характеристики двигателя, движителя и предпочтительный материал корпуса.

Чего хотят моряки от командирских, разъездных и рабочих катеров


Вице-адмирал в отставке, первый командир ТАВКР "Адмирал Кузнецов" Виктор Ярыгин рассказал корреспонденту Mil.Press FlotProm, что в советские годы существовали четкие требования, сколько и каких катеров нужно разместить на том или ином корабле.

Рабочий катер ТАВКР "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов"

По словам Ярыгина, большой корабль I ранга располагал несколькими стандартными флотскими баркасами для перевозки личного состава и катерами – например, командирскими. Их число определяли в зависимости от водоизмещения и назначения единицы ВМФ, численности экипажа и т.п. "Моряков много, на крейсере или эсминце – разное количество людей, отсюда разное количество плавсредств тех или иных проектов, к ним вырабатывались различные требования, – рассказал вице-адмирал. – Еще в 1990-х годах этим вопросом никто особенно не задавался, так как все было определено".
"Все это было четко прописано и определено, даже прописано в корабельном формуляре, – отметил адмирал. – После развала СССР мы потеряли промышленное производство в области малого флота и даже общие требования к ним выработать трудно. Сейчас надо это дело поправлять и восстанавливать".
Он назвал мореходность (3-4 балла), скорость (20-25 узлов) и современные материалы корпуса основными требованиями к катерам, лодкам и баркасам – независимо от задач, а также их насыщенность современным оборудованием.

Ярыгин считает, что двигатель катера или баркаса должен быть максимально "живучим" и иметь запас ремонтопригодности. Баркасы больших кораблей следует оснащать двумя дублирующими двигателями, плюс у них должно быть два средства запуска – воздушный пуск и от аккумулятора. "Чаще использовали первый вариант, потому что аккумуляторы, особенно на Севере, часто выходили из строя", – отметил он.

Корпус судна, по мнению адмирал, должен быть современным, желательно композитным, но только если он устойчив к разным условиям и температурам, а также достаточно крепок. Виктор Ярыгин привел пример с лопнувшим новым баркасом крейсера проекта 68-бис "Мурманск": "В свое время вместо деревянных баркасов нам поставили композитные, один из них вышел из строя и, в отличие от деревянного, ремонту не подлежал".

Особое внимание вице-адмирал призвал обратить на спускоподъемные работы: "При подъеме и спуске (судов) всегда были узкие места. На старых кораблях ВМФ СССР, в том числе крейсерах типа "Свердлов" стояли очень медленные подъемные стрелы. Постепенно, начиная с крейсера "Киев", это улучшили, стрелы стали работать быстрее. И на новых эсминцах проекта 956 палубное оборудование стало совершеннее". Ярыгин отметил, что спускоподъемное устройство (СПУ) должно работать в нескольких режимах подъема, например, обычном, ускоренном и экстренном.

"Тут все нужно прорабатывать, это зависит от погоды и состояния моря. Если море непредсказуемое и медленно поднимаешь лодку, можно угробить и людей, и технику, – сказал Ярыгин в беседе с корреспондентом Mil.Press FlotProm. – Обычно с людьми плавсредство не поднимают. Это делает его команда, а пассажиры поднимаются на корабль по трапу. Кроме того, спускоподъемные работы не ведут при сильном волнении. Но здесь многое зависит от уровня подготовки экипажа".

Командирский разъездной катер "Стриж" на борту СКР проекта 1135

Контр-адмирал в отставке, экс-командир СКР "Беззаветный" и ПКР "Москва" Владимир Богдашин рассказал изданию, что баркасы на сторожевиках проекта 1135 отвечали всем необходимым требованиям: "Знаменитый, отличный баркас. Они штатно находились на правом борту корабля, обладали достаточной мореходностью и на флоте ими были довольны".

А вот командирский разъездной катер проекта 1390 "Стриж" Богдашин раскритиковал: слабая мореходность, теснота, неспособность ходить при большой волне, а также сложности при спускоподъемных работах и капризный двигатель. "Такие катера массово ставили на корабли ВМФ, например, на БПК "Николаев" проекта 1134Б, где я был помощником командира, – отметил Богдашин в беседе с журналистом Mil.Press FlotProm. – Катер был никакой, хорошо выполнял свои задачи только на тихой воде. Его подъем осуществлялся только на ходу, особая сложность – не порвать стропы на балке".

Контр-адмирал отметил преимущество дизеля, установленного на баркасе, перед двигателем "Стрижа". Последний отличался сложностью конструкции, с ним постоянно возникали проблемы. Часто машина просто не запускалась. В то же время на баркасе ради экономии двигатель, тоже дизельный, сделали более простым, что в морских условиях обеспечило лучшие результаты. Адмирал подчеркнул, что современные катера нужно оснащать надежными двигателями, возможно, подвесными и, скорее всего, иностранными. "Малогабаритный, очень компактный "Стриж" в то же время отличался небольшим объемом внутренних помещений. – добавил Владимир Богдашин. – Там, что называется, не развернуться, неудобно работать, особенно в качку. Салона там практически не было – небольшое носовое шкиперское отделение, и капитанская рубка была маленькая".

Основная претензия моряков к "Стрижу" – ограниченная мореходность, вызывавшая сложности уже при трехбалльном шторме. Другая проблема – спускоподъемные работы, при которых у катера проекта 1390 нередко вырывало гак. Баркас в этом смысле удобнее, благодаря простоте конструкции.
Ключевые требования к современным катерам для кораблей типа СКР/корвета или БПК/фрегата, по мнению Богдашина, – это мореходность до 4-5 баллов, скорость от 20 до 30 узлов, композитные материалы корпуса, обязательно усиленного, и достаточная пассажировместимость.
"Скоростные катера сегодня выполняют многие функции. Среди них – перевозка, высадка десантного взвода, рейдовые, разъездные функции и т.д. Обязательно соответствовать флотским требованиям к скоростному спуску плавсредств, – подчеркнул он. – Материал корпуса – разумеется, пластик, современные композиты. Подобные катера – скоростные, более мощные и крепкие. Возможно, какие-то работы по катерам ведут судоверфи, что их производят. Речь идет, например, о заводе "Море" в Феодосии, где работал композитный цех".

Рабочий катер ГвРКР "Москва"

Контр-адмирал в отставке, экс-командир ТАКР "Минск" Виктор Гокинаев вспомнил о катере проекта 1404 "Соколенок", который, по его словам, удовлетворял моряков. "Достаточно мореходное и быстроходное судно, в целом прекрасное, – сказал офицер корреспонденту Mil.Press FlotProm. – До этого был крейсерский катер для кораблей проекта 68-бис, тоже хороший, скорость поменьше, чем у "Соколенка", но тоже ничего. И показателей мореходности тоже хватало (это катер проекта 371-бис – ред.)".

По словам Гокинаева, на "Минске" было два баркаса – мореходные и вместимые, обладавшие приемлемыми показателями хода, но главное – простые и ремонтопригодные. Кроме того, на корабле базировались два командирских стеклопластиковых Соколенка".
Для Гокинаева главные требования к катерам малого флота – это мореходность (3-4 балла) и скорость (по меньшей мере 20 узлов в крейсерском режиме). Третий показатель – удобство спускоподъемных работ, в том числе при волнении. Так, при эксплуатации катеров проекта 1404 контр-адмирал не припомнил случаев соскальзывания катера или серьезных ударов о борт корабля или кран. Вместе с тем, добавил он, здесь важна слаженность экипажа и опыт моряков. Четвертый важный момент – вместимость судна и его эргономика.
Катеру также необходима достаточная дальность плавания, хотя бы в пределах 150-200 миль. Впрочем, ходить далеко нет необходимости, добавил Виктор Гокинаев. При необходимости, считает он, судно может быстро доставить на берег не только комсостав или членов экипажа корабля, но и небольшую группу морпехов – до 10-15 человек. При этом на том же "Соколенке" могут достаточно комфортно разместиться 8-12 морских пехотинцев с легким стрелковым вооружением, а для поддержки бойцов на носу катера можно установить 20-мм пулемет.

"Для своего времени "Соколята" вполне соответствовали аналогичным судам вероятного противника, а в чем-то и превосходили их, – подчеркнул Гокинаев. – Остановка их производства была большой ошибкой". Всего построили полсотни таких катеров. Их выпускало опытное производство ЦКБ "Редан". "Соколята" – штатные командирские катера авианесущих крейсеров 1143-го семейства и ракетных крейсеров проекта 1144.

Стандартный баркас ВМФ СССР и РФ

Капитан I ранга в отставке, последний командир ТАВКР "Адмирал Горшков" Игорь Рябко рассказал журналисту Mil.Press FlotProm, что индийская сторона выбрала для модернизированного корабля иностранные катера. Так, командирские и разъездные катера ВМС Индии заказали в Хорватии. Эти суда, по габаритам примерно соответствовавшие катерам "Горшкова", оснастили по последнему слову техники: туда поставили современные системы электронной навигации, радиолокации, подруливающие устройства, водоотливные механизмы и т.п. Отраслевой источник, знакомый с ситуацией, рассказал изданию, что стоимость одного командирского катера для "Викрамадитьи" составила около миллиона долларов США.

На каждый такой катер, по словам Рябко, поставили по два водомета, благодаря чему они развивали скорость до 40 узлов. Кроме того, на корабле установили по две RIB-лодки скандинавской разработки, похожих на российские БЛ-680. В основном эти катера, тоже достаточно быстрые, используют для спецопераций – например, противодействия подводным диверсантам – или для быстрой доставки почты.

Быстроходный катер "БЛ-680"

Также корабль получил два баркаса российского производства. Последние создали на основе аналогичного проекта для ВМФ СССР, оснастив самым современным оборудованием. "По внешнему виду похоже, но содержание другое, – добавил капитан I ранга. – Двигатель Volvo позволяет развивать крейсерскую скорость в 8 узлов и максимальную до 12, баркас обладает хорошей грузоподъемностью до 4 тонн, он также оснащен подруливающими устройствами и водоотливными насосами в каждом отсеке. Все это запускается из рубки командира катера". Подобные суда использовали на многих кораблях ВМФ. Они также оборудованы нержавеющими леерами, трапами для спуска водолазов.
По мнению капитан I ранга Игоря Рябко, ключевое требование моряков – простота спуска и подъема судна на борт корабля. Это коррелирует с характеристиками СПУ, их совершенством. Следующая по важности характеристика – мореходность (3-4 балла), затем – современное бортовое навигационное и радиолокационное оборудование. Кроме того, важна дальность хода порядка 300 миль, возможность охлаждения двигателя морской водой (а не пресной водой или специальными антифризами), а также ремонтопригодность силовой установки. Что же касается материала корпуса – это исключительно композиты. Рябко скептично оценивает перспективы стальных и алюминиевых плавсредств для этих задач, так как современные композиты легче, прочнее и достаточно устойчивы к морской среде.

Запросы морпехов, водолазов и специалистов по противоминной борьбе


Генерал-майор в отставке, экс-начальник Береговых войск и морской пехоты ВМФ России Владимир Романенко обратил внимание в беседе с журналистом издания на десантно-высадочные функции катеров.

Лучшим средством оперативной доставки морских пехотинцев он назвал катера на воздушной подушке. Последние могут базироваться на БДК или универсальном десантном корабле, а также на других крупных кораблях. "На кораблях II ранга есть небольшие скоростные плавсредства с высокой маневренностью и скоростью, чаще всего RIB’ы или композитные катера, – отметил Романенко. – Чем лучше эти характеристики, тем лучше. Скоростная мишень затрудняет применение по ней оружия".

По мнению генерал-майора, существующие на вооружении суда малого флота периодически "мелькают" на парадах, но это далеко не все, что есть в наличии у ВМФ. Так, рассказал военачальник, сейчас на небольшие корабли – МРК и корветы – ставят десантно-штурмовые лодки. "Не могу оценивать конкретные решения, но практика показала, что у этих средств очень маленькая скорость в сравнении с судами на воздушной подушке. Даже 20 узлов тут недостаточно, соответственно потери в сравнении с СВП будут больше". По его словам, идеальными для десантно-высадочных операций остаются суда на воздушной подушке как наиболее скоростные. В то же время их можно размещать на борту корабля.
"Если расширять тему, стальные или алюминиевые лодки никогда не разовьют соответствующую скорость. Есть современные композитные материалы, – их уже используют для бронетехники, – сказал Романенко корреспонденту издания. – Альтернатива – надувные лодки, маленькие, скоростные и с мощным двигателем. Эта ниша всегда была нужна в любом бою, и она до сих пор толком не закрыта. Нужно серьезно модернизировать имеющиеся разработки".

Катер "Соколенок"

Владимир Романенко посетовал, что российские разработки в области RIB-лодок для ВМФ сегодня существенно отстают от западных, а отечественный флот в целом сейчас находится в глубоком кризисе, перспективное планирование флота серьезно оторвано от действительности. "Малый флот надо обсуждать, об этом надо говорить, возрождать профильные конструкторские бюро, формировать единую госполитику в этой области на годы вперед", – подчеркнул генерал-майор.

"Я постоянно отслеживаю эту ситуацию и, насколько мне известно, до сих пор малым флотом у нас никто серьезно и системно не занимается. Здесь очень важна кадровая составляющая в руководстве ВМФ, морской пехоты и так далее", – резюмировал он.

Флотский источник, знакомый с ситуацией на головном тральщике проекта 12700 типа "Александр Обухов" рассказал корреспонденту Mil.Press FlotProm, что безэкипажные катера (БЭК) – уже не новое, но по-прежнему больное место для ВМФ России. Французские БЭК Inspector MkII, заказанные у компании ECA Group, не могут базироваться на тральщике из-за своих размеров. Это серьезно ограничивает их эксплуатационные возможности.
"Проблема здесь изначально на уровне техзадания, – отметил источник. – Из-за ряда нерешенных проблем с этим судном экипаж корабля в результате получил катер, которым нельзя эффективно управлять, что сказывается уже на функциональности всего противоминного комплекса". Офицер подчеркнул, что создание БЭК следует создавать в тесном сотрудничестве с организацией-проектантом самого корабля, чтобы избежать ошибок, которые уже допустили при вводе в эксплуатацию "Инспектора".

БЭК Inspector Mk2

Поэтому требования здесь – адекватное и долгосрочное планирование, учитывающее возможные санкции, с упором на импортозамещение и без отрыва от флотских задач, резюмировал он.

Капитан II ранга, экс-шкипер опытового судна "Камчатка" Роман Сенин сделал сравнение катера "Стриж" и военно-морского баркаса в пользу последнего: мореходность, особенно на открытой воде, становится определяющим параметром. "Стриж", добавил он, очень плохо ведет себя при волнении, однако на тихой воде со своими функциями командирского разъездного катера в целом справляется – несмотря на устаревшую конструкцию.

По словам Сенина, на "Камчатке" катера не выполняли каких-то других функций, а сейчас их задачи полностью перекрывают скоростные лодки БЛ-680. Он подчеркнул, что на опытовом судне установлена достаточно эффективная система спуска и подъема катеров, в том числе две больших грузовых стрелы и одна малая бортовая. Все три плавсредства "Камчатки" – два катера и шлюпку – спускали без проблем.

Председатель ассоциации развития Поисково-спасательной техники и технологий, доктор технических наук, профессор Виктор Илюхин рассказал изданию, что, например, водолазные катера используются в разных министерствах и ведомствах: на флоте, в Погранслужбе ФСБ, в морской спасательной службе Минтранспорта, в МЧС, даже в МВД, а также в нефтяных компаниях. И у каждого ведомства есть свои требования под конкретные задачи. Это, например, базирование на корабле, осмотр труб, потенциально опасных объектов, наличие подводного аппарата и т.п.
"Заказчик определяет все требования к такому судну, будь то водолазный катер или любой другой, – рассказал он. – Но проблема у нас в отсутствии единой технической политики. Наши суда поисково-спасательного и аварийно-спасательного назначения – это разнобой проектов. Есть многофункциональные, водолазные, рабочие, рейдовые… Даже в терминологии полный бардак. Тот же Крыловский центр может разработать определенные требования по унификации этих проектов. Многообразие проектов и отсутствие унификации увеличивает стоимость. Что ни КБ – свой проект. А это сказывается на сложностях с поставкой запчастей, в том числе иностранных, и расходах на это. Ни одна даже самая богатая страна с этим не справится. Особенно если мы вспомним о локализации производства".
По словам Илюхина, Институт проблем жизнеобеспечения при академии Противопожарной службы МЧС в свое время формулировал требования к катерам. У флота тоже есть определенные требования к катерам по бальности, мореходности, материалам корпуса, но лишь в общем виде, а не применительно к конкретному проекту.

Но по-прежнему нет единых требований к катерам в отношении унификации и единой технической политики. В том числе требований нет и в области поисково-спасательных катеров. Например, одних только водолазных барокомплексов модульного типа около десяти. Почему? Нет ни одного такого комплекса, который мог бы стыковаться с барокамерой.

Экс-капитан гидрографического судна типа "Дмитрий Овцын" рассказал изданию, что этот проект обладает неограниченной мореходностью. На судах данной серии стояли спасательные шлюпки, а чуть пониже – стеклопластиковый рабочий катер. "Дизельный двигатель, расположенный сзади, винт – он отвечал всем требованиям на момент постройки судна. Если он оборудован техникой для промера, это по сути маленький гидрограф, – сказал капитан. – Мореходность катеров судна стандартная – 2-3 балла. Однако промеры на катере выполняются при небольшом волнении, до 3 баллов. При высоте волн 1-2 метра снижается точность измерения, и промеры не делаются. Вместе с тем он подходит и для других задач".

Дизеля малого флота обычно тяжело запускаются вручную, поэтому нужен хороший стартер и максимальная надежность и ремонтопригодность двигателя, а также достаточно надежная система охлаждения, особенно для судов с неограниченным районом плавания.

Таким образом, основные требования к малому флоту – мореходность (3-5 баллов), скорость от 20 до 30 узлов, дальность 200-300 миль, композитный корпус, современное навигационное и радиолокационное оборудование, надежный и ремонтопригодный двигатель, простота при спускоподъемных работах, пассажировместимость, но главное – унификация и наличие единых требований к малому флоту в целом. По словам опрошенных изданием экспертов, без системного подхода и привязки проекта конкретного катера к его будущим задачам даже самая совершенная техника может оказаться не в состоянии достичь своих целей.

Дмитрий Жаворонков