ГОЗ - мониторинг
Баннер

Военным показали
систему оповещения
для опасных объектов
и военных городков

Авторизация

Логин:
Пароль:

Поиск

Министр уволен, но подпись его живет
06.02.13
Текст: ФлотПром – Морской ВПК
Три месяца прошло с момента отставки Анатолия Сердюкова, но многие принятые им решения продолжают жить. Так, подпись экс-министра прокладывает дорогу на оборонные предприятия для скандальной петербургской компании, которая еще до начала работы с заказами ВМФ успела приобрести неоднозначную репутацию. Свой первый оборонный контракт ООО "Морские комплексные системы" заключило с предприятием "Северная верфь", но эксперты прочат ей и другие контракты общим объемом не менее 5 миллиардов рублей. Фактически на рынок корабельной мебели и комплексного обустройства кораблей пришел новый монополист, открывающий двери тем самым именем, которое теперь упоминается лишь в связи с работой Следственного комитета России и громким коррупционным делом "Оборонсервиса" – именем экс-министра Сердюкова.

Издание ФлотПром следит за раскручиванием этого незаурядного сценария с ноября 2011-го года. Наша редакция первой рассказала о решении использовать английскую мебель при обустройстве российских кораблей, и мы же озвучили мнения всех заинтересованных сторон в материалах "Английские гальюны для ВМФ России", "Отечественная судовая мебель хуже импортной?", "Миллиарды – английскому "фениксу". Со временем изыскания творчески продолжили и другие издания. В очередном нашем материале раскрывается текущее состояние "решения", освещаются технические и организационные нюансы установки английской мебели на российских кораблях и судах.

Монопил.ру

Первый контракт с "Северной верфью" ООО "МКС" заключило в середине ноября прошлого года, одержав тем самым первый крупный успех на поприще военно-морского "мебелестроения". Контракт касается выполнения работ "под ключ" на корвете "Стойкий", заводской № 1004, проекта 20380. Стоимость работ оценили почти в 50 миллионов рублей (с НДС).

Теперь уже почти никто не сомневается, что этот контракт – первый из десятков потенциальных, которые волей Министерства обороны и ВМФ фактически уже отданы МКС. В список "первой очереди" на выполнение полного комплексного оборудования общекорабельных помещений входят все боевые надводные корабли, которые только недавно начали строиться или даже еще не заложены.

Одно перечисление впечатляет:

– фрегаты проекта 22350 – с "Адмирала Головко" и на последующие заказы серии ("Северная верфь");
– фрегаты проекта 11356 – с "Адмирала Бутакова" и далее (завод "Янтарь" в Калининграде);
– корвет проекта 20380 "Громкий", строящийся в Комсомольске-на Амуре;
– корвет проекта 20385 "Гремящий" и следующие за ним заказы "Северной верфи";
– малые ракетные корабли проекта 21631 – с малого ракетного корабля (МРК) "Зеленый Дол" и последующие.

Дополнительно к этому – отдельные работы на корвете "Стойкий" (проект 20380), МРК проекта 21631 ("Углич" и "Великий Устюг"), фрегате "Адмирал Эссен" проекта 11356, фрегате "Адмирал Касатонов" проекта 22350, корвете "Совершенный" проекта 20380.

По предварительным подсчетам, около 30 строящихся и планируемых к строительству кораблей могут оказаться в ближайшие годы объектами, на которых МКС будет воплощать свои "передовые английские технологии" и реализовывать свои амбиции. По оценке экспертов, стоимость вопроса – не менее 5 миллиардов рублей на текущем отрезке времени, дальше – больше. Доселе мало кому известная компания "Морские комплексные системы", необъяснимым образом оттеснившая конкурентов от "мебелестроения", становится монополистом или, как невесело пошутил один из источников ФлотПрома, "монопилистом", намекая, что "пилить" бюджетные деньги теперь сможет только МКС и никто более.

"Стойкий" не устоял

МКС уже активно приступила к работе на 1004-м заказе "Стойкий": на корабле люди в куртках с аббревиатурой "МКС" полным ходом обшивают каюты и заливают наливные полы. Видимо, МКС понимает всю важность контракта для своего имиджа: по качеству его выполнения будут судить о возможностях компании, которая пока что пользуется не слишком солидной репутацией новичка.


Корвет "Стойкий". ФлотПром – Морской ВПК
В настоящее время на заказе трудятся работники МКС, но вероятно, что в дальнейшем к монтажно-сборочным работам фирма подключит подрядчиков. Не исключено, что тех же заводчан, поскольку они под рукой и при этом профессионально относятся к делу.

Ожидается, что приемка всех выполненных работ по комплексному оборудованию будет производиться специальной внутренней комиссией (в составе представителей военной приемки, завода и МКС), и такой состав при инспектировании обустройства внутренних помещений будет сформирован впервые. Ранее совместные комиссии назначались только для более важных заказов, например, для отдельных образцов вооружения или в целом для корабля.

Впрочем, статус такой "местечковой" комиссии неясен. Скорее всего, легитимность ее решений будет сомнительна, но для МКС это не слишком важно, ведь в положительных выводах комиссии вряд ли могут быть сомнения. Зато потом этот документ можно будет всем демонстрировать и уверять, что МКС все делает правильно и качественно.

Оговорены сроки службы отдельных элементов интерьера (гарантия): наливных полов (своего рода "фишка" МКС), зашивки и мебели (металлической) – десять лет. Для сравнения: Министерство обороны в качестве заказчика установило срок заводской гарантии в пять лет, в то время как ранее гарантийный период не превышал одного года.

Впрочем, в связи с применением компанией МКС дешевых материалов словацкого производства – панелей марки Fipro, оговоренный срок службы представляется сильно преувеличенным.

Толщина зашивочных панелей производства фирмы Fipro – всего 10 мм. Символично, что от негорючего материала, используемого в зашивке Fipro – в целом неплохого, но устаревшего (разработки 70-х годов) и чрезмерно тяжелого, в мировом судостроении давно отказались.

Список работ

Согласно документу, на достраивающемся у причальной стенке "Северной верфи" корабле ООО МКС предстоит выполнить следующие работы:

произвести комплексное оборудование интерьеров помещений, а именно:

– 13 жилых помещений - кают офицеров №№ 1-8
– каюты заместителя командира корабля
– каюты командира БЧ-5
– каюты экипажа вертолета
– кубрика команды №5
– 3 общественных помещения – кают-компании офицеров
– кают-компании старшин
– столовой команды
11 санитарно-бытовых помещений: душевых, санузлов и т.д.
1 служебное помещение строевой канцелярии

В документе установлены сроки работ по каждому помещению. Например, на офицерскую каюту отведены 10 суток (на каюту экипажа ЛАК – 14 суток), на площадь покрупнее – кают-компанию и столовую команды – 18 суток, на маленькую строевую канцелярию – неделя.


Двери на "Стойком", судя по всему, китайского производства, разрешенные наряду с Fipro частными решениями 1-го Центрального научно-исследовательского института (ЦНИИ) Министерства обороны РФ (с июля 2012 года – Научно-исследовательский институт кораблестроения и вооружения ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия"). Однако и они не прошли установленную сертификацию специализированных отечественных органов. Как заявил ФлотПрому источник, имеющий отношение к предприятию "Северная верфь", "если комплектующие китайского производства, то и качество сборки, соответственно, китайское".

Как отработают на своем первом заказе МКС, станет известно очень скоро – по генеральному графику строительства "Стойкого" в апреле на корабль будет заселяться экипаж, а это очень ответственный этап для верфи, безусловно, рассчитывающей сохранить отношения с ВМФ как с главным заказчиком. В конце концов, Минобороны перечисляет заводу деньги именно за выполнение таких отдельных этапов.

Помимо контрактов по гособоронзаказу, то есть на строящихся военных кораблях, МКС активно выходят на рынок гражданского строительства. Так, компания (точнее, еще одна аффилированная с ней организация – ООО "Инновационные технологии судостроения" (ИТС) выиграла тендер на обустройство (полы, двери, зашивка, мебель) ледоколов, заложенных на Выборгском судостроительном заводе, общей стоимостью 72 миллионов рублей (только на поставки комплектующих без стоимости работ по монтажу), что вдвое больше первого контракта по военным кораблям. Если добавить к этому еще работу на плавучей буровой, строящейся в Астрахани на заводе "Красные баррикады", и участие в исследованиях совместно с Центром технологии судостроения и судоремонта (госбюджетная тема по перспективным направлениям судовой зашивки) под эгидой Минпрома, можно смело плюсовать к вышеуказанной сумме еще десятки миллионов рублей.

Опыт работы с наливными полами у МКС на военных заказах уже есть, но этот опыт, как свидетельствуют эксперты, скорее отрицательный. Компания уже выполняла аналогичные работы на 1002-м и 1003-м заказах (корветах "Сообразительный" и "Бойкий"), правда, в ипостаси "Морнефтегазинжиниринга" (1). По полученной ФлотПромом информации, качество работ вызвало нарекания из-за применения некондиционных связующих, в результате чего в самых "проходных" местах заливка уже истерлась.

Ни одного квадратного метра полов военной приемке на заказах 1002 и 1003 до сих пор не сдано, решение о закрытии (приеме) работ переложили на главного инженера "Северной верфи", который, естественно, не горит желанием подписывать документы и взваливать на себя будущие возможные претензии.

Корабль "под ключ"

Идея обустроить "внутренности" новейших надводных кораблей "под ключ" посторонней по отношению к флоту организацией выглядит весьма утопично, высказал ФлотПрому свое мнение один из источников в судпроме.


Интерьер флагманской каюты корвета "Сообразительный". ФлотПром – Морской ВПК
Намерение хорошо в теории: в чертежах оно смотрится. Но суть устоявшегося в строительстве жилья рекламного слогана "под ключ" к судостроению мало применима, а к военному – тем более. Существует ограниченный западный опыт, но и там принципы строительства сложных объектов типа кораблей совсем иные и применяются только на строительстве гражданских судов.

Что подразумевается под этим у нас – затрудняются сказать даже специалисты. Однако сходятся в одном: если и проектирование, и изготовление, и монтаж сосредотачиваются в одной организации, неизбежны сложности. Получается, что решением Сердюкова судостроителям предлагается взять в аутсорсинг отдельную компанию, которая якобы все сделает от А до Я.

Говорят, что первоначальная идея попробовать обустроить корабль "под ключ" возникла в Центральном морском конструкторском бюро (ЦМКБ) "Алмаз", а также у кого-то из представителей ВМФ (не исключено, что по предложению МКС). Дело в том, что ЦМКБ "Алмаз" – проектант корветов 20380 и 20385, серийно строящихся на двух заводах, славится своими главными конструкторами проектов кораблей, в том числе и корветов. Впрочем, слава эта особого рода: главный конструктор корвета – не гражданский специалист (что является правилом), а бывший офицер ВМФ (скорее исключение), ранее – сотрудник того же 1-го ЦНИИ МО, после увольнения в запас принятый на работу в бюро. Характерно, что еще будучи в 1-м институте, он курировал (вместе с работающим ныне в "Алмазе" бывшим начальником 1-го ЦНИИ, который идеологически является "автором" корвета) сам проект 20380. Переход на гражданскую работу изменений в основной форме деятельности не вызвал. Вдобавок – и это решающий фактор – связи с ВМФ у нынешнего главного конструктора наверняка остались. А отсюда, как можно предположить – новые заказы, тесное сотрудничество и быстрое решение "узких-тонких" вопросов.

Рубрика: "Экспертный совет"

"Мы должны опираться на отечественных производителей"

"До конференции, состоявшейся 27 октября 2011 года в 1-м ЦНИИ МО РФ и проведения данного тендера (ЦМКБ "Алмаз") каждый участник строительства выполнял свою работу, – рассказал нашему изданию один из ведущих специалистов российского судпрома (имя и фамилия есть в редакции). – Проектирование производили предприятия-проектанты в соответствии со стандартами, применяя сертифицированное 1-м ЦНИИ оборудование и материалы. Завод закупал оборудование и по рабоче-конструкторской документации (РКД) проектанта строил заказ, передавая его Заказчику по существу именно "под ключ". Если раньше заказы строились по техзаданию Заказчика под его контролем на каждом этапе, работа принималась по стандартам, то сейчас ситуация кардинально изменилась".

После проведенного ЦМКБ "Алмаз" и 1-м ЦНИИ МО РФ тендера была изменена определенная стандартами система проектирования, строительства кораблей, изготовления, поставки, сертификации продукции, система стандартизации, приемки готовой продукции, сдачи кораблей. При этом очевидные нарушения и ошибки не принимаются во внимание.

1. Ни одна организация, кроме предприятия-проектанта (ЦМКБ "Алмаз", Северное ПКБ и др.) не может выполнить работ по разработке рабоче-конструкторской документации, так как создание любого чертежа требует его тщательного согласования со всеми смежными отделами внутри ЦКБ и с заводом-строителем. Ответственность за нагрузку масс является обязанностью проектанта, в данном случае – ЦМКБ "Алмаз" (на головном заказе 20385 это чрезвычайно актуально) и не может быть переложена ни на какого контрагента. Юридический аспект перекладывания работы проектных работ на контрагента достаточно сомнителен. Также непонятно, кто и как будет сдавать эту работу заказчику и нести ответственность и гарантию.

2. Невозможно предугадать, какие технические вопросы могут возникнуть в результате такого упрощенного "проектирования" и будет ли после этого заказ выполнять в полной мере возложенные на него задачи.

3. Фактически отменено действие многочисленных стандартов по судостроению. Действительно, многие стандарты, такие как "ОСТ5Р.3004-2001. Мебель и немеханическое оборудование судовых помещений", "ОСТ В5Р.0735-2000. Архитектура кораблей и судов. Помещения общекорабельные. Правила и нормы проектирования", разработаны достаточно давно и не могут являться лучшими мировыми стандартами. Вместо того, чтобы формулировать требования к материалам и оборудованию и начинать выполнение подобной работы и при необходимости пересматривать эти стандарты, они по существу отменяются.

4. Предприятий, которые сами выпускали бы всю продукцию, необходимую для отделки помещений (мастики, линолеум, обои, краски, фурнитуру для мебели и дверей, светильники и электрооборудование и т.п.), нет и не может быть. Фактически узаконено, что выбранный контрагент будет перекупщиком значительной части продукции, а ответственность перед заказчиком в конечном итоге будет нести завод. Все российские производители судового оборудования (зашивка, мебель, двери, и др.) фактически выкидываются из военного судостроения, несмотря на то, что многие годы проводили сертификацию продукции по требованиям 1-го ЦНИИ. Де-факто вводится политика двойных стандартов: российские предприятия должны были многие годы в инициативном порядке проводить испытания по требованиям 1-го ЦНИИ, а выбранная неким тендером специализированная организация – ООО МКС – по сдаче "под ключ" будет отнимать работу у научных и проектных организаций, судостроительных заводов и изготовителей судового оборудования.

На первый взгляд выполнение работы "под ключ" сторонней организацией выглядит красиво, но это лишь не выдерживающий критики лозунг. Фактически работу "под ключ" может сдать заказчику только завод-строитель, работая в установленном порядке по документации проектанта.

Если возникают новые требования к заказам или изделиям, они должны формулироваться заказчиком и доводиться до заинтересованных сторон: научных институтов, бюро-проектантов, заводов-строителей, изготовителей продукции, а не решаться на закрытых тендерах.

Производство продукции для военного флота должно опираться, в первую очередь, на отечественных производителей.


Как считает один из экспертов, все дело в том, что по ходу работ возникает слишком много как организационных, так и технических противоречий. Невозможно в одной фирме сосредоточить грамотных проектировщиков и одновременно обладать собственной производственной базой и самостоятельно монтировать оборудование.

Например, затяжку кабельных трасс (а это сотни километров) через каюты и другие помещения, скорее всего, будет выполнять предприятие ЭРА. А различные трубы? А вентиляция? Сможет ли МКС организовать взаимодействие с ними и с другими подрядчиками? Опытные специалисты считают, что вряд ли. Потому что никто не станет менять устоявшийся годами порядок хотя бы из-за того, что это ставит под угрозу соблюдение контрактных сроков. Да и аналогичного опыта в современном российском судпроме просто нет.

"Смотрите на должности!"

"Не смотрите на имена, смотрите на должности тех, кто подписал Решение!" – заявил на недавней Всероссийской научно-технической конференции морских "мебельщиков" "Судовая мебель-2012" один из участников мероприятия, мотивируя легитимность скандального документа за подписью Сердюкова, давшего МКС путевку в жизнь. Эти слова прозвучали достаточно резко и весомо, так как были произнесены не рядовым гостем конференции, а представителем главного заказчика, старшим офицером ВМФ в должности начальника управления. При этом говорившего ничуть не смутило, что ни одного из подписантов Решения (датированного 9 ноября 2011 года) на момент проведения конференции (декабрь 2012 года, Северодвинск) уже не было в руководящих креслах: бывший главком ВМФ Владимир Высоцкий уступил свой пост Виктору Чиркову, министра обороны Анатолия Сердюкова сменил Сергей Шойгу, а бывший заместитель министра обороны Александр Сухоруков вынужден был уйти как член "отставленной" команды. Но то, что не отменено, оказывается, не просто продолжает жить, а заставляет ведущие судостроительные предприятия России активно подключать свои мощности к грандиозному проекту, запущенному людьми, давно ушедшими в служебное "небытие".


Бывший министр обороны РФ Анатолий Сердюков. topwar.ru
Почему же действующие военные руководители с энтузиазмом отдают предпочтение недавно организованной фирме, не имеющей ни практического опыта, ни своих производственных мощностей? Почему требования ГОСТов, ОСТов и других стандартов не распространяются на МКС и почему отечественные предприятия как конкуренты фактически "выведены из оборота" – непонятно.

В основе увеличивающегося на судостроителей напора МКС лежит ничтожный с юридической точки зрения документ, который, по мнению независимых юристов, впрямую нарушает 94-й Федеральный закон.

Чем вызвана такая официальная позиция представителей ВМФ, можно только гадать. Кто стоит за продвижением ранее абсолютно неизвестной компании МКС на вполне устоявшийся рынок морского мебельного производства – неужели три уже упомянутых "отставника": бывшие министр обороны, его зам и главком ВМФ?

Анатолий Сердюков, отбиваясь от следователей по делу "Оборонсевиса" заявил, что в день ему приходилось подписывать до 7 тысяч документов. В ходе "реформы" военного ведомства он замкнул на себя утверждение массы документов, на которых ранее визу ставили начальники гораздо менее высокого уровня. Это, кстати, здорово тормозило повседневную и перспективную работы министерства и промышленности – документы лежали на столе министра месяцами и без его визы приказы не отдавались, деньги не перечислялись, личный состав в списки частей не вносился и т.д. От этой порочной системы новый министр Шойгу уже отказался.

Не будем сейчас анализировать реальность и оправданность этого бюрократического размаха – отметим лишь, что Решение, открывшее дорогу МКС на корабельные верфи, вполне могло быть одним из семи тысяч. И готовили его, судя по всему, долго: говорят, что потенциальные конкуренты МКС видели злополучный документ в руках сотрудников 1 -го ЦНИИ МО еще в 2011 году, но без визы Сердюкова и с одной лишь подписью Высоцкого. Чтобы Решение оказалось на столе министра и было им одобрено, наверняка потребовалась огромная предварительная работа чиновников "среднего звена" и их бизнес-партнеров. Не исключено, что те самые подчиненные среднего звена и могли иметь личную заинтересованность в оттягивании на себя пусть небольшого, но перспективного сегмента рынка на длительный срок.

Законы бизнес-сообщества, не подкорректированные коррупцией и связями, просты: для того, чтобы проникнуть на оборонный рынок и играть по ранее соблюдавшимся правилам (ГОСТ, ОСТ и т.д.) обыкновенной организации требуется не менее трех-пяти лет. Не так просто официально и законно получить все необходимые лицензии, попасть в поставщики Минобороны и пр. И стоит это все недешево. Складывается впечатление, что у тех, кто активно продвигал компанию МКС (в учредительных документах которой значится "оптовая торговля строительными материалами, водопроводным и отопительным оборудованием"), не было ни времени, ни привычки действовать по закону. Требовалось решить вопрос в экстренном порядке: в два-три года.

К чему же такая спешка? Те, кто хорошо знает чиновничий мир, понимают, что человек в этом мире равен своей должности. И нередко его жизнь (богатого, влиятельного лица) заканчивается сразу же с потерей кресла или погон. Находясь на пенсии, сложно влиять на контракты и получать откаты или благодарности в конвертах. Надо спешить и ради этого, возможно, отодвинуть в сторону уже известные компании, лишив их возможности хоть как-то противостоять зарождающейся монополии. Время – деньги! При этом можно пренебречь соблюдением госстандартов, не нужны никакие российские сертификаты, ведь металлическая мебель Strongbox, продвигаемая МКС, монтируется на эсминце типа 45, на авианосце Queen Elizabeth Королевских ВМС Великобритании! Это же лучшее подтверждение качества мебели, не так ли? И вполне предсказуемо, что промышленность долго сопротивляться не сможет – как констатировал по этому поводу один из корабелов: "Воля заказчика – главное".

Отметим, что какое-то время руководство "Северной верфи" находило в себе силы игнорировать растущие притязания МКС, в частности, по еще одному перспективному контракту на три судна тылового обеспечения (СТО) проекта 23120. Это вызвало небольшой скандал и заставило директора компании Михаила Моцака атаковать письмами Министерство обороны. В итоге в техническом задании по обустройству "внутренностей" СТО МКС каким-то образом стали поставщиком.

Какое-то время сопротивлялся и завод "Янтарь", но в настоящее время и на этом предприятии, похоже, смирились с тем, что контракты с новым монополистом их не минуют.

Выгодный "брак" МКС и Strongbox

Впрямую "назначить" МКС монополистом заинтересованным структурам было, по всей видимости, зазорно. В октябре 2011 года организован формальный конкурс по выбору поставщика интерьеров для проекта 20385, в котором, помимо "Морских комплексных систем", приняло участие ООО "Арис".


Протокол заседания комиссии по проведению конкурса по выбору поставщика интерьеров для проекта 20385.  ФлотПром – Морской ВПК
Протокол заседания, утвержденный 04.10.2011 года гендиректором ЦМКБ "Алмаз", был согласован с начальником 1-го ЦНИИ МО РФ и главным инженером "Северной верфи". Излишне упоминать, что победителем конкурса стала фирма МКС.

Судьбу победителя решала представительная комиссия почти из 20 человек на основе обсуждения представленных фирмами материалов и обмена мнениями.

В документе четко указаны "параметры" (количество персонала) двух конкурирующих организаций с разбивкой по профессиям. Например, если верить представленным данным, численность технического персонала МКС осенью позапрошлого года составляла более 600 человек, и еще 15 человек работали в проектном отделе. Для фирм, действующих в мебельном сегменте судостроения, это просто фантастически огромная цифра. В ООО "Арис" (вместе с ассоциированным ЗАО "Гесер") , чья заявка была отвергнута – специалистов вдвое меньше. Но проверял ли кто-нибудь из членов комиссии реальность указанных цифр?

Из пункта 5 того же протокола следует, что МКС "предлагает металлическую мебель английской фирмы Strong Box, имеющей зарубежные сертификаты". Неужели ни у одного из членов комиссии, а особенно у военных, не возник вопрос: как же эта несертифицированная отечественными контрольными органами мебель вообще может участвовать в подобном конкурсе?

Если бы строгое жюри конкурса оказалось достаточно любопытным, чтобы заглянуть за нарисованный в документах пышный фасад "Морских комплексных систем", оно наверняка увидело бы там, по меньшей мере, три жирных частицы "НЕ", способных свести к нулю всю саморекламу нового монополиста.

Во-первых, как считают эксперты, металлическая мебель английской фирмы НЕ представляет собой что-то выдающееся и эксклюзивное. Похожая мебель изготовляется многими предприятиями в России, так что подчеркнутая современность судового оборудования британской компании не выдерживает критики. Эксклюзивно высокой может быть только ее цена. Разворачивание производства подобной мебели в России (локализация), что и продекларировано в "решении" – слишком затратно. Скорее всего, на начальном этапе компания МКС будет вынуждена обратиться к кому-то из отечественных производителей аналогичной мебели. Характерно, что по самой свежей информации, МКС проводит переговоры с мебельным производством "Звездочки" на выпуск металлической мебели по адаптированным МКС чертежам Strong Box.

Во-вторых, фирма Strong Box Marine Furniture (SMF), упоминание которой также содержится в Решении Сердюкова, давно НЕ существует. Ровно год назад, в феврале 2012 года, было объявлено о том, что британская компания больше не способна платить кредиторам и собственным сотрудникам и поэтому проходит процедуру конкурсного управления, а ее активы выкуплены за 250 тысяч фунтов стерлингов фирмой со схожим названием Strongbox Accommodation Furniture (SAF).

Вместе с активами в новую организацию перекочевали и некоторые руководящие сотрудники SMF – Стивен Эдмундс и Джулия Ливер. К их числу неожиданно оказался сопричастен петербуржец Эдуард Иванов, выходец из "Морских комплексных систем", ставший одним из директоров SAF. Более того, как рассказали ФлотПрому в деловых кругах Лондона, фирмы Стивена Эдмундса не единожды проходили через процедуру банкротства, каждый раз возрождаясь под новыми наименованиями и оставляя старые бренды на растерзание кредиторов. Все это мало походит на добропорядочный и ответственный английский бизнес, зато здорово напоминает почерк российских девяностых, где от непомерных долгов и обманутых партнеров избавлялись именно таким образом.

Но, может быть, ООО "Морские комплексные системы", вступая в деловые отношения с британским "фениксом", просто не знало, с кем имеет дело? Вряд ли, тем более, что третье "НЕ" имеет непосредственное отношение к МКС. Как выяснили в своем журналистском расследовании корреспонденты петербургской интернет-газеты "Фонтанка.ру", практически ни один из руководящих сотрудников МКС, упомянутых в ЕГРЮЛ, НЕ является фактическим руководителем компании. Ни дизайнер Светлана Рейнгардт, ни старшая медсестра медицинской клиники "Аполлон" Яна Коптелова, ни житель Пскова Александр Волков, согласно расследованию "Фонтанки", не подтвердили журналистам, что держат руку на пульсе всех дел "Морских комплексных систем" или хотя бы имеют о них какое-то представление. Что это, как не узнаваемый почерк уже упоминавшихся девяностых, где у штурвала крупных частных фирм нередко оказывались дворник из ЖЭКа или заезжий торговец с рынка?

Так неужели британская компания Strongbox Marine Furniture, которой как бы и нет, и новый монополист российского "мебелестроения" МКС, руководимый медсестрами и дизайнерами, просто нашли друг друга по причине "сходства характеров"?

Отставной адмирал в кресле старшей медсестры

Однако сомневаться в существовании самой компании МКС не приходится. С середины 2012 года ее интересы активно "продвигает" директор (а в некоторых документах, имеющихся в редакции – генеральный директор) Михаил Моцак, известный также как бывший первый заместитель (позже – помощник) полномочного представителя Президента РФ в СЗФО Ильи Клебанова и вице-адмирал ВМФ в отставке. За фирму можно только искренне порадоваться – не все же медсестрам управляться с делами всероссийского масштаба! Как уверяют люди, сталкивавшиеся с методами работы МКС: результаты, достигнутые компанией, во многом являются результатами связей и контактов директора. Налицо грамотное использование административного ресурса.


Вице-адмирал ВМФ в отставке Михаил Моцак. novayagazeta.ru
Вероятно, для того, чтобы убедить моряков и кораблестроителей в реальности не только своего существования, но и в достоинствах хронического английского банкрота Strongbox, летом 2011 года МКС организовали гостевую поездку в Британию для нескольких сотрудников ЦМКБ "Алмаз", 1-го ЦНИИ МО РФ и работников "Северной верфи". Разумеется, представители бюро, офицеры ВМФ и заводчане в ходе тура ознакомились не только с оборудованием для изготовления мебели и остались очень довольны. А впоследствии генеральный директор и другие эмиссары МКС объехали чуть ли не все судостроительные заводы России с предложением своих услуг, предъявляя руководству предприятий текст Решения.

Одно из условий МКС, выдвигаемых предприятиям: контракты на сервисное обслуживание мебели. Поскольку интенсивность и методы эксплуатации мебели экипажами кораблей российского ВМФ и иностранных ВМС значительно отличаются друг от друга (наши моряки практически постоянно живут на борту, а иностранцы при стоянке в базах сходят на берег), этот бонус – дополнительная "делянка" на регулярный ремонт мебели, позволяющая "рубить" тысячи и тысячи казенных рублей.

Но не Моцаком единым продвигается МКС – есть наверняка и другие могущественные фигуры, заинтересованные в реализации скандального Решения Анатолия Сердюкова. В уже упомянутом нами расследовании "Фонтанки" имя гендиректора "Морнефтегазинжиниринга" (МКС – ее "отросток") Любови Алексеевны Белоус неожиданно связывается с бывшим полпредом президента в СЗФО Ильей Клебановым (как пишут журналисты, она неоднократно ездила в Москву в компании Клебанова). Что ж, и Михаил Моцак связан с Клебановым не меньше, а даже больше, поскольку делил с ним не купе или салон самолета, а уютный офис полпредства. И пусть Илья Иосифович Клебанов уже не президентский полпред, а председатель совета директоров компании ОАО "Совкомфлот", связи и знакомства у него наверняка остались. Да и к судоходству он имеет теперь самое прямое отношение...

Мебельный комбинат имени Сердюкова

Судостроительным предприятиям фактически дано указание заключить договоры с ООО "Морские комплексные системы" на выполнение работ. А как иначе, кроме как в приказной форме, можно заставить крупнейшие российские предприятия работать с фирмой, во главе которой еще недавно стояла лаборантская медсестра?


Протокол совещания "Комплексное переоборудование корабельных помещений строящихся кораблей проектов 22350, 11356, 20380, 20385, 21631". ФлотПром – Морской ВПК
О том, как именно должно разворачиваться триумфальное шествие МКС по промышленным объектам, рассказывает протокол состоявшегося в июне прошлого года представительного совещания под названием "Комплексное переоборудование корабельных помещений строящихся кораблей проектов 22350, 11356, 20380, 20385, 21631". Документ утвержден первым замом министра обороны А.Сухоруковым 18 июня 2012 года и согласован с Главкомом ВМФ (с уже новым – вице-адмиралом В.Чирковым), а также с врид руководителя Департамента МО РФ по обеспечению гособоронзаказа А.Вернигорой. Всем причастным заинтересованным сторонам – судостроительным заводам, конструкторским бюро, главному командованию ВМФ и ВУНЦ ВМФ "ВМА" (в лице НИИ вооружения и кораблестроения - наследника 1-го ЦНИИ МО РФ) во исполнение "решения МО" – предписано выработать алгоритм взаимодействия с ООО "МКС" в части полного и частичного комплексного оборудования общекорабельных помещений строящихся кораблей. Списки заказов по всем проектам более чем впечатляют.

В документе есть абзац, показывающий, что его составители не утратили разум: "Стоимость выполнения работ должна быть в рамках бюджета затрат на выполнение соответствующих работ (услуг) по госконтракту на строительство каждого заказа". Требование правильное, но вот выполнимо ли оно? Точнее, сможет ли МКС на средства "в рамках бюджета" выполнить все работы?

И все же полностью завладеть монополией в области комплексного оборудования строящихся объектов пока не получается – должна же в рыночном государстве быть какая-то видимость конкуренции! С 2013 года все тендеры по подобным работам будут выкладываться на электронной площадке "Фабрикант" (в случае, если суммы будут превышать 500 тысяч рублей). Но, по мнению эксперта ФлотПрома, эту препону обойти достаточно легко – МКС будет объявлена единственным поставщиком, а этот статус не предусматривает участие в тендерах.

По мнению источника ФлотПрома, сейчас руководство МКС действует по принципу Наполеона: "Главное – ввязаться в бой, а там посмотрим!" Основная задача – выиграть тендеры (на сегодняшний момент победы в двух тендерах, пусть и на гражданских объектах – по ледоколам на Выборгском ССЗ и плавучей буровой в Астрахани – уже одержаны фирмой). А потом – пусть по демпинговой и вдвое меньшей цене, но обязательно заключить контракты.

Работ по внутреннему обустройству чуть ли не десятков кораблей и судов (строящихся, ремонтируемых и т.д.) ожидается много – на нескольких заводах и на годы вперед.

Если события будут развиваться так, как они запрограммированы, то со временем МКС сможет превратиться из подрядчика и исполнителя работ (это без собственной-то производственной базы!) – в руководителя и в своего рода интегратора, нанимая на своих условиях другие фирмы или выполняя работы силами судостроительных предприятий за счет внутренних резервов фактически бесплатно, поскольку деньги за этот труд уже выплачены МКС. Возможно, это одна из ближайших целей нового монополиста?

Есть ли "скелеты" в металлическом рундуке

Расследуемое СКР дело "Оборонсервиса" полностью заслонило своим масштабом (общий ущерб от деятельности этой "сердюковской" компании оценивается следствием не менее чем в 7 миллиардов рублей) прочие заслуги отставленной команды бывшего министра. И то, что какая-то компания из Петербурга наряду с не менее "какой-то" британской фирмой завоевывают без единого выстрела целый сегмент российского оборонного рынка, никого особенно не волнует – ведь цена вопроса исчисляется не в миллиардах, а в миллионах.


Металлическая мебель Strongbox Marine Furniture. strongboxmarine.com
Да и есть ли "скелеты" в металлических рундуках от МКС и Strongbox? Мы можем только предполагать, что скрывается за их несгораемой оболочкой, да фиксировать очевидные странности российского "мебелестроения".

К примеру, с какой целью МКС именует себя представителем обанкротившейся компании Strongbox (впрочем, сама британская фирма себя таковой не считает), если в самой Англии ничего для РФ не производится? Неужели нельзя было просто купить лицензию на производство "самой передовой" иностранной мебели?

Да, предприятие в пригороде Лондона оснащено дорогим (стоимостью в несколько миллионов евро) и очень качественным оборудованием. Но неужели российские бизнесмены перевезут это оборудование в Россию? Или будут работать из туманного Альбиона, а потом развозить по судостроительным заводам от Калининграда до Комсомольска-на Амуре? Или все же, как было сказано, саму металлическую мебель станет производить известное в нашей стране предприятие "Звездочка"? Так зачем же в список действующих лиц этой истории был введен Strongbox? Неужели и вправду, как считают некоторые эксперты, лишь для последующего спокойного перевода прибыли в частные карманы за рубеж?

Еще одна странность, на которую в беседе с корреспондентом ФлотПрома обратил внимание пожелавший остаться неназванным сотрудник "Северной верфи", заключается в той необычной схеме ответственности за выполненные работы, которая была принята специально "под" МКС. Речь идет о проектировании мебели под конкретный заказ.

Если ранее полный комплект документации на оборудование помещений разрабатывало конструкторское бюро, и оно же отвечало за возможные проблемы и за неполноту и неточность документации, то теперь МКС, разрабатывая упрощенные рабочие и конструкторские документы (в проектном отделе МКС трудится всего 15 человек), не несет ответственности – она перекладывается на завод-строитель заказа. Как "заинтересованные стороны" будут разрешать возможные проблемы и за чей счет планируется их устранять – неизвестно. Не исключено, что "крайним" может оказаться завод и ему же придется держать ответ в случае, если бюджет будет превышен, а работы сорваны.

А кому придется отвечать, если один за другим провалятся работы сразу на нескольких заказах или будут выполнены настолько некачественно, что потребуют повторного привлечения специалистов? Кто тогда ответит на все многочисленные вопросы: старшая медсестра или житель "удельного" Пскова? Или британские джентльмены и леди из компании Strongbox, раз в несколько лет проходящие через процедуру конкурсного управления?

Впрочем, уже сейчас можно предположить, кто в этой истории может оказаться за всех виноватым – неоднократно упоминавшийся бумажный документ за подписью Сердюкова. Кое-кто уже начал обвинять самого бывшего министра в нанесении ущерба обороноспособности государства посредством закупки "Мистралей".

А бумага, как известно, все стерпит: и следователей СКР, и, возможно, даже очередной многомиллионный ущерб.

P.S.: По самой последней информации, полученной ФлотПром, изготовленная по заказу МКС в Англии металлическая мебель для корвета "Стойкий" прибыла в Россию и находится на стадии таможенной очистки.


Примечание

1 – В 2005 году ООО "Теплый дом" учредило ЗАО "Морнефтегазинжиниринг", в 2007 году зарегистрировано ООО МКС. Сейчас, по самой последней информации, ООО "Теплый дом" находится в процессе ликвидации.




Главное за неделю