Авторизация

Логин:
Пароль:

Молнии







Каталог морского ВПК

Из морского бизнес-каталога: предприятие №2961: «Hellenic Defence & Security Line Defense Publications»; товар/услуга №83566: Плакат "Огни и знаки МППСС-72".


Поиск


Миллиарды – английскому "фениксу"
13.06.12
Текст: ФлотПром – Морской ВПК
Миллиарды бюджетных рублей Министерства обороны РФ могут достаться английской компании, которая в настоящее время оказалась на грани банкротства. Именно этой фирме министр обороны Анатолий Сердюков доверяет в своем нашумевшем "Решении" оснастить российский Военно-морской флот судовой металлической мебелью.

Металлическая мебель Strongbox Marine Furniture (фото с сайта компании). strongboxmarine.com
Как следует из документов, имеющихся в распоряжении редакции Центрального Военно-Морского Портала (ЦВМП), "в 2011 году состояние денежной массы компании ухудшилось настолько, что к началу января 2012 года компания оказалась неспособной платить своим сотрудникам и кредиторам". По этому поводу британское издание London Gazette опубликовало краткий "некролог" фирмы, оставшийся в России незамеченным.

На судостроительных верфях кипит работа, но новостроящиеся и уже построенные корабли отечественного ВМФ по-прежнему не готовы принять на борт эксклюзивную металлическую мебель британского производства, предписанную Сердюковым. Но, самое удивительное, что продукция "покойной" компании, растворившейся в туманах далекого Альбиона, все-таки украсит каюты наших корветов и фрегатов, в то время как деньги, вырученные благодаря настойчивому лобби, наверняка "украсят" чьи-то карманы.

Туман над Альбионом

Имя Strongbox Marine Furniture LTD (SMF) впервые прозвучало в российской прессе в ноябре 2011 года, после того министр обороны РФ Анатолий Сердюков утвердил Решение № 235/1/1/5899, сразу же ставшее скандальным.


Здание Strongbox Marine Furniture в окрестностях Лондона. Google Street View
Скандальной оказалась в России и слава SMF: никто не мог толком объяснить, почему "комплексное переоборудование жилых и служебных помещений строящихся для ВМФ РФ кораблей" (далее следовало перечисление множества проектов кораблей) должно осуществляться с "использованием металлической судовой мебели Strongbox"? Чем отечественные производители хуже англичан? И в какую сумму причуда оборонного министерства может обойтись российскому бюджету?

Впрочем, волна недоумения и возмущения, поднявшаяся после обнародования сердюковского "Решения" на ЦВМП, могла бы быть еще больше, если бы в России к тому времени хоть немного знали об английской компании, которой Военно-морской флот РФ доверчиво протянул руку, а заодно и бюджетный кошелек профильного министерства.

Дело в том, что даже по российским меркам – это очень странная компания. Основанная свыше четырех лет назад на руинах Strongbox Technologies Limited, как раз проходившей процедуру банкротства, SMF сразу же приступила к производству и установке мебели для морских платформ, гражданских судов и военных кораблей. Такой боевой задор мог объясняться тем, что новорожденная фирма на самом деле имела немалый опыт как в бизнесе, так и в банкротствах. Как рассказали ЦВМП в деловых кругах Лондона, хозяин SMF господин Стивен Эдмундс за время своей бизнес-карьеры "прогорал" не один раз. Так, к примеру, в сентябре 2004 года разорилась компания Strongbox Systems Ltd, а в апреле 2006 года – Strongbox Broadcast Products Ltd (обе, по уверениям британских бизнесменов, имели отношение к Эдмундсу). Поэтому, когда 14 февраля 2012 на грани разорения оказалась Strongbox Marine Furniture, в Лондоне это никого не удивило. А в Москве не насторожило. Хотя и там, и здесь были прекрасно осведомлены, что фирма Стивена Эдмундса готовится вступить (или уже вступила) в деловые отношения с ВМФ РФ и в означенное время должна держать отчет не перед кредиторами, а перед высшим командованием российского флота.

Цитаты из документов RSM Tenon

"Компания Strongbox Marine Furniture LTD образована 14 декабря 2007 года. Стивен Эдмундс является единственным акционером и Директором Компании.

Компания была неактивна до августа 2008 года, пока не приобрела дела и активы Strongbox Technologies Limited, проходившей процедуру банкротства. С того момента компания приступила к производству и установке мебели для морских платформ, гражданских судов и военных кораблей.

...В период наивысшего подъема коммерческой деятельности компания имела в штате около 26 постоянных работников. Компания не имеет программы пенсионного обеспечения сотрудников.

...В 2009 году компания приняла решение расширить рынок сбыта за рубежом. Был создан Интернет сайт и предприняты иные маркетинговые шаги. С целью привлечения иностранных заказчиков компания начала энергичную маркетинговую деятельность.

...В начале 2011 года компания приступила к выполнению основного контракта по производству мебели для кораблей ВМС Великобритании, однако ввиду производственных задержек Компания оказалась не в состоянии изготовить необходимое количество продукции, чтобы получить достаточную прибыль для оплаты купленных в рассрочку станков и оборудования. В 2011 году состояние денежной массы компании ухудшилось настолько, что к началу января 2012 года компания оказалась неспособной платить своим сотрудникам и кредиторам, вследствие чего было принято решение обратиться за консультацией к RSM Tenon".


Возможно, это спокойствие объясняется тем, что предприимчивый джентельмен Стивен Эдмундс хотя и неоднократно прогорал, делал это каждый раз удачно и с выгодой? Как заявил в беседе с корреспондентом ЦВМП один из лондонских журналистов, "компании Стивена Эдмундса, едва перейдя в конкурсное управление, немедленно стартовали уже как новые фирмы с похожими названиями. Ввиду того, что все они были ограниченного типа, Эдмундсу удавалось избежать личной ответственности за долги. В Великобритании такие фирмы, возникающие после разорения старых, называют "фениксами"...


Офис Strongbox Marine Furniture (фото с сайта компании). strongboxmarine.com
Действительно, сразу после того, как (цитируем документы RSM Tenon, взявшей SMF в конкурсное управление) "в 2011 году состояние денежной массы компании ухудшилось настолько, что к началу января 2012 года компания оказалась неспособной платить своим сотрудникам и кредиторам", возникла новая фирма – Strongbox Accomodation Furniture Ltd (SAF) во главе с некоей Джулией Ливер, известной также как секретарь Стивена Эдмундса. Именно эта компания и выкупила в результате активы SMF за 250 тысяч фунтов стерлингов. Случилось это ровно 14 февраля 2012 года, то есть в день официального банкротства компании! "Феникс" и на этот раз возродился из пепла.

Что же осталось в качестве "пепла"? Пожалуй, остался прежний номер телефона, где трубку снимает все та же Джулия Ливер и с завидным постоянством говорит нашему корреспонденту в ответ на просьбу переговорить с директором SMF: "Мистер Эдмундс сегодня ушел раньше обычного. Перезвоните завтра". Наверное, остался билдинг (больше похожий на ангар) в индустриальных окрестностях Лондона, где красуется гордая вывеска Strongbox, но и сам Шерлок Холм не разберет, какой из "Стронгбоксов" (в букв. переводе – "несгораемый шкаф") здесь теперь обитает. И еще остался привкус чего-то непорядочного, граничащего со спекуляцией и вроде бы несвойственного законопослушной Великобритании. Скажем честно, методы ведения дел в "Стронгбоксе" больше напоминают "русский почерк" эпохи 90-х. Нет ли в этой истории персонажа с русскими корнями?

Как ни странно, есть. Возможно, это чистое совпадение, но одним из директоров вновь образованной SAF стал некий Эдуард Иванов, гражданин РФ, прописанный в Петербурге.

Английский резидент

"Эдуард Иванов? Не тот ли это Иванов, который работал в "Теплом доме"? – так отреагировали в среде отечественных мебельных производителей на наш вопрос, не знакомо ли им имя нового английского топ-менеджера.

Как оказалось, знакомо. Равно как и название фирмы "Теплый дом", которую обыкновенно упоминают в одном ряду с ООО "МорНефтеГазИнжиниринг" и ООО "Морские Комплексные Системы". Некоторые даже называют этот тройственный союз "группой компаний". Своя правда в этом, безусловно, есть, поскольку, если верить системе "СПАРК Интерфакс", упомянутые предприятия объединяет не только общность коммерческих интересов (мебельный рынок), но и имена руководителей. Любовь Белоус, Владимир Резников, Павел Зубков – эти имена встречаются и среди учредителей, и среди директоров "группы компаний". Наибольший интерес в этой группе для нас представляет ООО "Морские комплексные системы", поскольку именно эта компания упоминается Анатолием Сердюковым в его нашумевшем "Решении № 235/1/1/5899". И упоминается в качестве официального российского дилера Strongbox Marine Furniture.

Теперь, по крайней мере, понятно, откуда в Лондоне с февраля 2012 года мог появиться бизнесмен с хорошей русской фамилией. Для того, чтобы убедиться в этом, мы позвонили в "Морские комплексные системы" ("МКС") и, представившись потенциальными клиентами, заинтересованными в закупке иностранной металлической мебели, попросили к телефону Эдуарда Иванова. "Эдуард Евгеньевич сейчас находится в командировке, – последовал ответ, – но если вы оставите свой телефон, он вам перезвонит".

Мы оставили свой телефон, и Эдуард Иванов действительно перезвонил. Он подтвердил, что в настоящее время "занят металлической мебелью Strongbox", и, полагая, что беседует с возможными заказчиками, выразил готовность нам ее продать.

Ну и что с того? – спросит дотошный читатель. Разве срастание российского и британского бизнеса может быть поставлено кому-то в вину?

Конечно, нет. Но там, где этот бизнес напрямую касается отечественной оборонной промышленности, он должен отличаться максимальной прозрачностью. К сожалению, о фирме Strongbox Marine Furniture такого не скажешь.

Эдуард Иванов стал директором Strongbox Accomodation Furniture в феврале 2012 года – вскоре после официального банкротства фирмы SMF и продажи ее активов SAF на аукционе, организованном конкурсными управляющими RSM Tenon. Примерно за месяц до этого, как мы уже отмечали, SAF возглавила Джулия Ливер, бывший секретарь Стивена Эдмундса. Кстати, в коротком телефонном разговоре с нами мисс Ливер подтвердила свое повышение, но обмолвилась, что была директором только "на самом начальном этапе". Следовательно, более ответственный этап освоения приобретенных активов был доверен выходцу из Петербурга наряду с еще одним управленцем, неким Стивеном Эйкерсом (тоже значится директором SAF).

О чем это может говорить? Неужели о том, что "МКС" во исполнение будущих контрактов с отечественными заводами-судостроителями руками своего сотрудника установила контроль над частью английского производства? Или это просто дружеский обмен кадрами между компаниями, рассчитывающими на долговременное сотрудничество? Так или иначе, появление в данной истории "английского резидента" свидетельствует о некоей уверенности "МКС" в будущих заказах. И эта уверенность подпитывается, конечно же, не состоянием дел фирмы SMF, которая с февраля текущего года стала "пеплом", а "зеленым светом" для ее продукции в России, где британский "феникс" снова поднимает голову.

Владычица морская

Немощная в Великобритании компания Strongbox Marine Furniture в лице своего официального дилера "МКС" на отечественных верфях все более входит в силу. В российских деловых кругах даже поговаривают о высоком покровительстве, якобы оказываемом "Морским комплексным системам" одним из высокопоставленных правительственных чиновников.


"Морские комплексные системы" - новый фаворит российского ВМФ. pro-fabric.ru
В самом деле, как иначе объяснить, что малоизвестная в прошлом компания вдруг стала фаворитом Министерства обороны? До своего "дебюта" (в "Решении" Анатолия Сердюкова) об "МКС" знали в основном по тем второстепенным работам, которые фирма выполняла по большей части на гражданских объектах, а для ВМФ – на спасательно-буксирном судне "Звездочка" или на индийском авианосце "Викрамадитья", модернизируемом на "Севмаше", а также на корветах и фрегатах "Северной верфи" или на заказах "Янтаря". Если верить рекламному буклету "МКС", специалисты фирмы трудились в основном "ниже плинтуса", то есть наносили "плавающие" палубные покрытия во внутренних помещениях кораблей. Сведения о каких-либо крупных поставках мебели в этот период отсутствуют: судостроители обыкновенно обходились собственным мебельным производством (заводскими цехами) или же заказывали продукцию по внутриотраслевой кооперации, например в Центре судоремонта "Звездочка" в Северодвинске.

И вдруг – прорыв, небывалая удача! Благодаря одной подписи министра Сердюкова "Морские комплексные системы" получили небывалую возможность оборудовать целые серии перспективных кораблей мебелью и оборудованием Strongbox. И все это на основе невнятного конкурса, условия которого и состав жюри так и остались никому не известны. Да и был ли конкурс? Или достаточно было уговорить тогдашнего главкома ВМФ Владимира Высоцкого посетить стенд "МКС" во время Международного военно-морского салона 2011 года и убедить его в том, что фирма, не имеющая собственного производства мебели в России, сможет без проблем и задержек обеспечить судостроительные заводы изделиями для монтажа металлической мебели и других систем комплексного оборудования жилых и служебных помещений на заказах ВМФ?

Теперь в этом же приходится убеждать самих судостроителей. Судя по всему, небезуспешно. Как сообщил ЦВМП источник на Амурском судостроительном заводе, недавно здесь приостановили процедуру оформления договоров на поставку с северодвинской "Звездочки" судовой мебели для строящегося головного корвета проекта 20380 "Совершенный". Сделано это было, как говорят, по указанию бюро-проектанта и с одобрения ВМФ РФ. В настоящее время на заводе, скорее всего, ждут новые чертежи, которые срочно перерабатывает "Алмаз" для установки металлической мебели от "МКС". Далее – везде. На втором корпусе, "Громком", металлическая мебель может появиться уже изначально. Для "Северной верфи" "МКС" способны поставить продукцию Strongbox только с пятого корпуса – корвета проекта 20385 ("Гремящий"). А затем на фрегаты проекта 22350 (со второго корпуса), на калининградские 11356-е и, видимо, на всю серию (начиная с "Адмирала Григоровича").

И все же непонятно: насколько успешно выполняется скандальное "Решение" министра обороны Анатолия Сердюкова? Не помешает ли его воплощению тихая кончина Strongbox Marine Furniture, замеченная пока лишь рядом деловых газет в Лондоне? И чьим официальным дилером в настоящее время выступают "Морские комплексные системы" – неужели той самой фирмы, которую в настоящее время на берегах Темзы хоронит компания-ликвидатор RSM Tenon?

Получить ответы на эти вопросы у новоиспеченной "владычицы морской" нам не удалось. И в Петербурге ("Морские комплексные системы"), и в Лондоне (Strongbox Marine Furniture) на страже покоя своих "боссов" стояли холодно-вежливые секретари. Письменные запросы, отправленные на электронные адреса компаний, тоже не принесли пока никакого результата. Не удалось ничего узнать и о реализации планов "МКС" по локализации производства на территории России, о которых руководством фирмы было заявлено с самого начала.

Наверное, руководству компаний действительно есть о чем молчать. Ведь только один стандартный заказ по производству и комплексной установке мебели и сантехоборудования на военный корабль (к примеру, на корвет проекта 20380), по данным отечественных мебельщиков, способен принести подрядчику от 100 до 150 миллионов рублей. А, если счет заказам пойдет на десятки, то это уже миллиардные прибыли. Так что молчание в этой истории в буквальном смысле – золото. И еще неизвестно, не по цене ли этого "презренного металла" обойдется ВМФ России мебель английской компании Strongbox?

Справка

Решение N 235/1/1/5899 МО РФ "О комплексном переоборудовании жилых и служебных помещений проектируемых, строящихся, эксплуатируемых, ремонтирующихся и модернизируемых кораблей [судов] ВМФ с использованием современных отделочных материалов, комплектующего оборудования и металлической судовой мебели" утверждено министром обороны Анатолием Сердюковым 9 ноября 2011 года. Текст решения согласован с Главнокомандующим ВМФ адмиралом В.Высоцким и первым заместителем министра обороны РФ А.Сухоруковым. Документ завизирован высокопоставленными чиновниками, ответственными за боеготовность Вооруженных сил и ВМФ в частности. В документе предписано устанавливать на всех боевых кораблях-новостройках мебель и санитарно-техническое оборудование зарубежного производства – британской компании Strong Box Marine Furniture LTD. Среди кораблей, на которых запланирована установка продукции английской фирмы – фрегаты проекта 22350 типа "Адмирал Горшков", проекта 11356 типа "Адмирал Эссен", корветы проекта 20380/20385, МРК проекта 21631, МАК проекта 21630.

"Мы строим броненосцы"

Не секрет, что стоимость металлической судовой мебели в разы больше обычной. И весит она намного больше. Как заметил в беседе с корреспондентом ЦВМП руководитель одной из мебельных фирм, без металлической мебели индийский авианосец "Викрамадитья" был бы настолько легче, что на его борту запросто "можно было бы разместить еще один МиГ с запасом топлива и вооружения".


Корвет "Стерегущий". fleetphoto.ru
Зачем вообще нужна металлическая мебель на российских военных кораблях? По мнению экспертов, опрошенных нами, нельзя сказать однозначно, чего больше в ее использовании: плюсов или минусов. Конечно, метмебель хороша тем, что долговечна, прочна, технологически позволяет выполнить очень точную установку. Но минусы тоже есть. Помимо цены, возвышающей ее над обычной судовой мебелью, она обладает почти втрое большей массой. При ее установке требуется тщательное заземление, так как, если его произвести некачественно, в металле со временем образуется статическое электричество.

Еще один нюанс, понятный только специалистам. По "Решению" Сердюкова, английская метмебель будет устанавливаться на корветы проекта 20380, то есть на те корабли, на которых для снижения радиолокационной заметности применена "пластиковая" надстройка, поглощающая и рассеивающая радиоволны. Но если внутрь поставить несколько тонн качественного британского железа, разве оно не будет дополнительно "отсвечивать"? Как насчет магнитного поля? Не придется ли перенастраивать комплекс размагничивания? Ведь на это надо время и деньги. За чей счет ЦМКБ "Алмаз" (проектант корвета) и строители – "Северная верфь" и "Амурский ССЗ", будут осуществлять эти работы?

Впрочем, и эти вопросы пока остаются без ответа. Может быть, исчерпывающий ответ содержится в громкой фразе, якобы произнесенной в заводском кругу одним из ответственных работников "Северной верфи": "Мы строим броненосцы, а на броненосцах должно быть все металлическое"?

Вопреки постановлению правительства


Министр обороны РФ Анатолий Сердюков. mil.ru
Разумеется, совершенно не патриотично призывать Министерство обороны РФ отказываться от усиления национального флота. Но не менее безрассудно отказывать при этом в поддержке отечественным производителям. Возмущенные голоса по этому поводу звучали еще минувшей осенью, когда "Решение" министра обороны Анатолия Сердюкова относительно английской мебели впервые получило огласку. Наиболее решительно высказался тогда бывший командующий Черноморским флотом, адмирал Владимир Комоедов, заметивший, что нам совершенно необязательно заказывать металлическую мебель за рубежом, если "наши делают не хуже". "Нужно только поддержать ее [российскую промышленность], вложить в нее средства и получать результат".

Жаль, что никто при этом не вспомнил, что интересы отечественной промышленности уже защищены специальным документом, прямо запрещающим или ограничивающим допуск товаров, происходящих из иностранного государства (Постановление Правительства РФ от 07.02.2011 N 56). Данное постановление вводит ограничительные меры на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд обороны страны и безопасности государства, за исключением тех случаев, когда производство соответствующих товаров, выполнение работ и пр. на территории Российской Федерации отсутствуют или не соответствуют требованиям государственных заказчиков. Но мебель-то металлическую, сертифицированную по ГОСТам у нас делают давно. И даже на экспорт. Или мебель компании Strongbox Marine Furniture, избежав на своем пути на российский рынок множество подводных камней, благополучно минует и это Постановление?

Деньги на британский ветер

Лобби – английское слово, пришедшее в наш повседневный лексикон из той же страны, что и продукция SMF. В буквальном переводе оно, кстати, означает "кулуары". Следовательно, когда опытные игроки мебельного рынка говорят, что интересы "МКС" лоббируют на высшем уровне, они подразумевают кулуары профильного Министерства или даже Кремля.


Выдержка из документов RSM Tenon. Центральный Военно-Морской Портал
Как сообщил ЦВМП информированный источник, после вынесенного Сердюковым "Решения" представители российской стороны побывали в Лондоне и осмотрели цех Strongbox. Остались довольны. Следующий шаг для "МКС" – испытания на получение сертификата годности, которые обыкновенно проводятся в ЦНИИ "Электроприбор". Лишь после выдачи необходимого сертификата установка металлической мебели на строящиеся объекты ВМФ РФ станет возможна. Впрочем, неотвратимость пришествия Strongbox в Россию косвенно подтверждается и тем фактом, что одним из руководителей "МКС" недавно назначен такой влиятельный человек, как Михаил Моцак – вице-адмирал, герой России, экс-помощник полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе.

Таким образом, "Решение" Анатолия Сердюкова, хоть и медленно, но исполняется. Но кто в итоге останется от этого в выигрыше?

Безусловно, свои дивиденды получит британский коммерсант Стивен Эдмундс. Его фирма в очередной раз благополучно переродится, получит новые перспективные контракты, а RMS Tenon тем временем закроет деятельность SMF как компании-банкрота. Столичное издание London Gazette посвятит этому событию две строки.

Многомиллионные контракты наверняка осядут в бюджете официального дилера SMF в России – компании "МКС". Десятки российских кораблей будут превращены в "броненосцы" – если не снаружи, то хотя бы внутри.

Если у "МКС" и вправду есть высокопоставленные покровители, то и они смогут праздновать победу. Их эстетический вкус больше не будут оскорблять обшарпанные каюты российских кораблей, а личные материальные аппетиты, конечно же, тоже будут удовлетворены.

В итоге все останутся довольны. Вот только учтена ли в затеваемой игре выгода самой России как морской державы? И не становится ли недоброй традицией, что уже второй миллиард из 4-х триллионов "оборонных" рублей тоненьким ручейком утекает на Запад, в ущерб отечественному производителю?

Главное за неделю